Культура и традиции Тибета:

Ритуал призывания удачи в тибетской провинции Амдо

News image

Амдо – исконная тибетская территория. Проживающие на ней тибетцы, по некоторым данным, составляют до 35% всего населения исторического Тибета. Сегодня бо...

Поиски решения

News image

Его Святейшество Далай-лама и тибетское правительство в изгнании стараются наладить мирные переговоры по поводу урегулирования тибетского вопроса. Хотя Китай не ко...

Тибетское правительство в изгнании

News image

В 1959 году Его Святейшество Далай-лама на основе современных демократических принципов воссоздал в Индии тибетское правительство в изгнании. 2 сентября 19...

Главная - Отзывы - Тибет: его боль - мой стыд



Тибет: его боль - мой стыд

Тибет - Отзывы и истории

  тибет: его боль - мой стыд

Тан Даньхун (Tang Danhong)(1965) – поэт и режиссер-документалист из Ченгду, провинция Сычуань. Она автор нескольких документальных фильмов о Тибете. В 2005 Тан Даньхун переехала в Израиль и преподает китайский язык в университете Тель-Авива. Ниже мы публикуем отрывок ее записи в собственном блоге (размещенном на сервере за пределами Китая), которую она сделала в марте 2008.

... Более десяти лет я часто ездила в Тибет и иногда оставалась там подолгу – путешествовала, работала. Я встречала самых разных тибетцев – уличных пацанов, исполнителей народной музыки и танцев, пастухов, врачевателей в отдаленных горных деревушках, служащих госучреждений, торговцев в Лхасе, монахов и работников монастырей, артистов и писателей... Некоторые из этих тибетцев открыто говорили мне, что всего несколько десятилетий назад Тибет был маленькой независимой страной, со своим собственным правительством, религиозным лидером, валютой и армией. Некоторые молчали, ощущая собственную беспомощность, они не хотели говорить об этом со мной, ханьской китаянкой, боясь поставить меня в затруднительное положение. Некоторые думают, что, невзирая на то, что произошло, китайцев и тибетцев связывает долгая история взаимоотношений, которые обеим сторонам необходимо поддерживать и в дальнейшем. Некоторые выражали недовольство строительством железной дороги, автомобильных дорог под названием «Пекинское шоссе», «шоссе Цзяньсю», «дорога Сычуань-Тибет», а другие наоборот радовались этому строительству. Некоторые говорили, что ханьские китайцы вкладывают в Тибет миллионы, но при этом и получют то, что хотели и даже больше. Некоторые говорили, что Китай инвестирует деньги в развитие, но при этом разрушает как раз то, что тибетцам дороже всего... Собственно этим я хочу сказать, что, какими бы разными ни были эти люди, у них есть одна общая черта – у них свой собственный взгляд на историю, и у них есть глубокая религиозная вера.

Любой, кто побывал в Тибете, должен был почувствовать эту религиозную веру тибетцев. Некоторых это просто повергает в состояние шока. Эта вера проходит через всю их историю, и тибетцы выражают ее в своей повседневной жизни. Это совершенно особая черта, особенно, если сравнивать с ханьскими китайцами, у которых нет верований и других объектов поклонения, кроме денег. Эта вера является самым дорогим, что есть у тибетцев. Свое религиозное чувство они проецируют на Далай-ламу, который является их духовным лидером.

......

Люди, побывавшие в Тибете, легко поймут тибетцев. Есть ли хоть один тибетец, который не поклоняется ему (Далай-ламе)? Есть ли хоть один тибетец, который не хотел бы поставить его фотографию на свой домашний алтарь? (Эти фотографии нелегально привозят из-за границы, тайно копируют и увеличивают в противоположность портретам Мао, которые печатает правительство, и которые мы, ханьские китайцы, одно время обязаны были иметь в каждом доме). Найдется ли хоть один тибетец, который осмелится вслух неуважительно высказаться по отношению к Далай-ламе? Есть ли хоть один тибетец, который не мечтает увидеть его? Разве не мечтает каждый тибетец поднести ему хадак (ритуальный белый шарф)?

Слышали ли мы хоть раз истинные голоса тибетцев – не те, что хотят услышать наши правители? Ханьские китайцы, побывавшие в Тибете, не важно высокопоставленные ли чиновники, правительственные служащие, туристы или бизнесмены – слышали ли мы подлинные голоса тибетцев, которые, несмотря на все усилия заглушить их, все еще отдаются эхом повсюду?

Не потому ли во всех тибетских монастырях строжайше запрещено вывешивать портреты Далай-ламы? Не потому ли каждый дом может быть обыскан, и проживающая в нем семья подвергнута наказанию, если обнаружат запрещенный портрет? Не потому ли правительство ограничивает передвижение паломников в религиозные праздники? Не потому ли китайским чиновникам строжайше запрещено посылать своих детей учиться в Дарамсалу под страхом увольнения и конфискации жилья? Не потому ли в неспокойные времена правительственные чиновники проводят собрания во всех монастырях, на которых заставляют монахов поклясться «поддерживать руководство партии» и «не иметь отношений с кликой сепаратиста далая»? Не потому ли мы отказываемся от переговоров и постоянно используем в его отношении оскорбительную риторику? В конце концов, не ведет ли все это лишь к укреплению веры тибетцев, не делает ли их национальный символ еще более священным? ......

Почему мы [китайцы] не можем сесть за стол переговоров с Далай-ламой, который отказался от призывов к независимости и провозглашает теперь политику срединного пути, чтобы со всей искренностью совместными усилиями найти путь к «стабильности» и «национальному единству»?

Потому что слишком велика разница в силах у этих двух сторон. Нас слишком много, и мы слишком могущественные. Мы не знаем другого пути к «гармонии», кроме как через использование оружия и денег, разрушение культуры и духовное насилие.

......

Эта группа людей, которые верят в буддизм, потому что они верят в закон причины и следствия, в переселение душ, не признают гнева и ненависти, разработала философскую систему, которую ни за что не понять ханьским националистам. Мои друзья, тибетские монахи, из числа «возмутителей спокойствия» в монастырях, объяснили мне свой взгляд на «независимость». «Все мы в нашем прошлом рождении могли быть ханьскими китайцами. И в следующем рождении мы можем стать ханьскими китайцами. А некоторые ханьские китайцы в прошлой жизни могли быть тибетцами, другие же родятся тибетцами в следующей жизни. Иностранцы и китайцы, мужчины и женщины, друзья и враги, их души бесконечно путешествуют по миру. При каждом повороте колеса государства рождаются и умирают. Так зачем нам независимость?». Подумайте, легко ли подчинить себе и контролировать людей, с такой религией и взглядами? И вот здесь-то и кроется парадокс: если мы хотим, чтобы они отказались от требования независимости, мы должны уважать и защищать их религию. religion.

......

Не так давно я прочитала записи радикально настроенных тибетцев на одном форуме в интернете, посвященном Тибету. Во всех этих записях говорилось примерно следующее: «Мы не верим в буддизм, мы не верим в карму. Но мы не забыли, что мы тибетцы. Мы не забыли свою родину. Сегодня мы верим в ту же философию, что и вы, ханьские китайцы. Власть принадлежит тому, у кого есть оружие! Зачем вы пришли в Тибет, ханьские китайцы? Тибет принадлежит тибетцам. Убирайтесь из Тибета!».

Разумеется, под этими записями было огромное количество комментариев от ханьских китайцев, «патриотов». Практически все без исключения комментарии были полны реплик «Убить их!», «Стереть с лица земли!», «Утопить их в крови!», «Далай лжец!». Все эти обычные так хорошо знакомые нам «страсти» тех, кто поклоняется насилию.

Я читала эти комментарии, и мне было так грустно. Такова карма. ......

В последнюю неделю, положив трубку телефона, потому что на другом конце провода никто не отвечает, перед лицом информационной черной дыры, которая возникла в результате блокады интернета, даже я верю в то, что сообщает «Синьхуа» - как ни странно, но я в это верю: тибетцы поджигали магазины и убивали ни в чем не повинных ханьских китайцев, которые просто живут там и зарабатывают себе на жизнь. И мне по-прежнему очень грустно. Когда были засеяны эти семена? Во время перестрелок в 1959? Во время массовых уничтожений в культурную революцию? Во время подавления восстания в 1989? Или тогда, когда мы посадили их Панчен-ламу под домашний арест и заменили его на марионеточного? Или во время всех этих бесчисленных политических собраний и покаяний в монастырях? Или тогда, когда семнадцатилетнюю монахиню застрелили на фоне величественных заснеженных вершин только потому, что она хотела увидеть Далай-ламу? ........

Или же в те моменты, которые кажутся такими тривиальными, но которые вгоняют меня в краску стыда? Мне было стыдно, когда я видела, как тибетцы в Лхасе покупают живую рыбу у китайских торговцев и отпускают ее в реку. Мне было стыдно, когда я видела все больше и больше попрошаек-китайцев на улицах Лхасы – даже попрошайки знают, что лучше всего просить милостыню в тибетских кварталах, чем в китайских. Мне было стыдно, когда я видела уродливые шрамы шахт на склонах священных гор в лучах утреннего солнца. Мне было стыдно, когда представители китайской элиты жаловались мне, дескать китайское правительство вложило миллионы юаней в экономику Тибета, экономическая политика строится в пользу Тибета, их ВВП так стремительно вырос, «так чего же еще этим тибетцам нужно?».

Ну почему вы не можете понять, что у людей могут быть другие ценности? Вы верите в промывание мозгов, силу оружия и власть денег, а они верят в духовные ценности, которые накапливались тысячелетиями, и которые невозможно уничтожить. Когда вы провозглашаете себя «освободителями порабощенного тибетского народа», мне стыдно за ваше высокомерие и неведение. Когда на улицах Лхасы мимо меня проходят вооруженные полицейские отряды, и когда я вижу вокруг сплошные военные базы – да, мне, ханьской китаянке, становится стыдно.

......

Но от чего мне стыдно больше всего, так это от так называемого «политического большинства». Вы – потомки императора Циньши Хуанди, который умел завоевывать, только убивая. Вы – шовинисты, которые управляют слабыми с позиции силы. Вы трусы, которые прячутся за оружием и призывают к расстрелу жертв. Вы – жертвы «стокгольмского синдрома». Вы – сумасшедшие, размахивающие «патриотическим» флагом. Я презираю вас. И если это значит быть ханьским китайцем, то мне стыдно быть одной из вас.

Лхаса в огне, и повсюду в тибетских районах Сычуани и Цинхая слышны выстрелы. Даже я верю в это – я на самом деле верю этой части фактов. В «патриотических» комментариях, которые кричат «Убейте их!», «Утопите их в крови!», «Далай лжец!», я вижу отражение тибетских радикалов. Позвольте мне сказать, что вы, («патриотическая молодежь») ханьские шовинисты, которые разрушают тысячи лет дружбы между народами Тибета и Китая. Именно вы разжигаете ненависть между разными этническими группами. Вы не «поддерживаете» китайское правительство. Наоборот – вы поддерживаете «независимость Тибета».

Тибет исчезает. Дух, который делает эту страну такой красивой и умиротворенной, исчезает. Тибет становится одним из нас, становится тем, чем он не хочет быть. Какой выбор стоит перед страной, которой угрожает исчезновение? Держаться своих традиций и культуры, возрождать свою древнюю цивилизацию? Или пойти на самоубийство, которое лишь добавит славы постыдной и кровожадной китайской политике?

Да, я люблю Тибет. Я – ханьская китаянка, которая любит Тибет, независимо от того является ли он государством или провинцией, если таков его осознанный выбор. Лично мне хотелось бы, чтобы они (тибетцы), принадлежали к моей семье. Я за отношения между людьми и государствами, построенные на добровольном выборе и равноправии, которые не контролируются с позиции силы. Мне не нужно чувствовать себя «могущественной», чтобы заставить других бояться и слушаться меня, потому что такое «чувство» (будь то у людей или у государства) поистине отвратительно. Я уехала из Тибета несколько лет назад и очень скучаю по нему, потому что он стал частью моей жизни. Я мечтаю вернуться в Тибет, чтобы он радушно принял меня, ханьскую китаянку, и чтобы мы вместе наслаждались подлинной дружбой как равноправные соседи или члены одной семьи.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные люди Тибета:

News image

Директор Библиотеки тибетских трудов и архивов геше Лхакдо

ОЛЬГА БЫЧКОВА: Добрый веер, добрый день. Это программа Своими глазами . В студии Ольга Бычкова и сегодня наши гости приехали к нам издалека из Тибета. Это До...

News image

Тибетский учитель Нубпа Ринпоче молится о благоденствии Ла

Его миссия: путешествовать по миру, раскрывая всем желающим тайны буддизма. Имя Нубпа Ринпоче переводится с тибетского - «драгоценный на Западе»: когда он род...

News image

Учитель из Ладакха

Доктор буддийской философии, профессор геше Джампа родом из Ладакха. Свое обучение он начал в этой провинции в одном из буддийских монастырей. в начале 70-х о...

News image

Буддийская монахиня Силиана Боса: Лама Сопа Ринпоче всегд

В Лагани проходит выставка священных буддийских реликвий. Там для жителей близлежащих районов Калмыкии и калмыков Астраханской области будет развернута выстав...

News image

Три имени Камбы-Ламы Тувы

У него три имени: Алдын-оол Монгуш, Николай Куулар, Тензин Цултим. И две судьбы – до и после обретения веры. В советские времена он освоил бухгалтерский учет ...

Последние истории:

Тибет глазами русских: хорошо ли быть монахом в Лхасе

News image

В последние годы Китай все больше раскручивает Тибет как одну из своих главных достопримечательностей. Туристы из России устремляются на Крышу Мира,...

Хроника путешествия.Непал – Тибет – Пакистан

News image

Решила все-таки написать хронику нашего путешествия. Наши форумчане задают вопросы в личку, чтобы помногу раз не писать одно и тоже, я все опишу, а...

Секреты медицины:

ЛЕКАРСТВА

  Из множества лекарственных форм, известных тибет­ской медицине, т.е. отваров, порошков, пилюль, мик­стур, лекарственных масел, зольных лекарств, вы...

More in: Тибетская медицина

Авторизация



Достопримечательности Тибета:

ОЗЕРО НАМ-ЦО

News image

Три дня спустя, взяв напрокат машину и закупив необходимые продукты, мы отправились но одно из красивейших озер мира — Нам-Цо. Старинное название оз...

Баркхор

News image

Окружая Джоканг со всех сторон, проходит один самых священных для тибетцев путей паломничества, который они обходят, двигаясь в направлении часовой ...

Потала

News image

Дворец Потала в городе Лхаса в Тибете — царский дворец и буддийский храмовый комплекс, являлся основной резиденцией Далай-Ламы, вплоть до того как Д...

Кавагебо

News image

Кавагебо (кит. 卡瓦格博, также в разных транслитерациях Кавакарпо, Мойригкавагарбо, Кха Карпо) — самая высокая гора в китайской провинции Юньнань[1] Нах...

Будда Гаутама

News image

Гаута ма Бу дда (санскр. गौतम बुद्ध सिद्धार्&#...

Ташилунпо

News image

Ташилунпо (Ташилхунпо, Ташилумпо, Даший-лхунбо; тиб. བཀྲ་ཤིས་ལྷུན་...

Ташилунпо

News image

Ташилунпо (Ташилхунпо, Ташилумпо, Даший-лхунбо; тиб. ????????????????, Вайли: bkra shis lhun po, кит. ?????) — один из крупнейших буддийских монаст...

Монастырь Джоканг

News image

Монастырь Джоканг в городе Лхасе в Тибете — знаменитый буддийский храм и монастырь, особо почитаемый тибетцами. Сюда сходятся многочисленные паломни...

Монастыри Гэлуг

News image

Цонгкхапа учредил ежегодный религиозный фестиваль, который с тех пор проводится в начале тибетского Нового года (Лосар). Большой молитвенный фестива...